Archive for the ‘Мысли’ Category

Июль 31, 2016

Вынесено из переписки в фейсбучном чате. Это важная мысль.

О романтике, любви, доверии и отношении к миру

 

Добровольно выключенный мозг

Август 6, 2014

Умный либерал пишет:

«По-моему, это нехорошая история докапываться до чьего-то богатства, она опасна в основном тем, что от такого подхода до «а давайте посмотрим, у всех ли богатых людей деньги честно получены» и дальше «а справедливо ли вообще, что они богаты?» лишь несколько шагов.
Я против разжигания на тему богатства»

Неожиданный взгляд на «физиков и лириков»

Май 7, 2011

http://catta.livejournal.com/113524.html?thread=3629428#t3629428

мнение о разделении людей по мышлению на (не люблю это противопоставление как «физиков» и «лириков») технарей и гуманитариев, подразумевая под ними разные типы, широко распространено и стоит давно и прочно.
Но если посмотреть на финансовый базис, сравнивая, скажем ипостаси Бородина как химика и композитора, то понятно, что технари существуют в основном на регулярную зарплату, а сочинители — на разовые гонорары. Таким образом, два типа сводятся ещё и к двум поведенческим типам добывания средств к существованию.

(С) fryusha

Об одном довольно активно пропагандируемом заблуждении

Ноябрь 20, 2010

Мне неоднократно встречалось противопоставление формального свода законов и неформальной морали или «понятий». Часто утверждается, что полноценным законом является только закон, в письменном виде регламентирующий разницу между допустимым и недопустимым поведением. «Всё, что не запрещено — то разрешено». Ещё один шаг — и вот уже объявляется ущербность русского народа по сравнению с остальными европейскими нациями. Ведь русские скептически относятся к формализму закона («закон — что дышло» и т. п.), предпочитая какую-то невнятную мораль. Ну не дикари ли?

На самом деле дело обстоит с точностью до наоборот — именно русские обладают более развитым правосознанием и гораздо лучше среднего европейца понимают роль законодательства в обществе и возможности (точнее, принципиальные ограничения) формальных регламентов в реальности.

Давайте рассмотрим несколько идеализированный случай — закон, который не создавался с тем, чтобы быть заведомо невыполнимым. Его единственная цель — служить правилами поведения в обществе. За кадром оставим классовую борьбу, противоположность интересов разных групп, коррумпированность и просто некомпетентность законодателей и прочие не столь принципиальные в данном контексте мелочи. Пусть будет идеальный логически последовательный и непротиворечивый закон. И столь же идеальные граждане, которые всегда стремятся поступать по закону и никогда не поступать вопреки закону. Так вот, даже в этом идеальном случае европейская «праволиберальная» модель не работает.

Австрийский математик Курт Гёдель доказал, что любая логически непротиворечивая формальная система, достаточно сложная, чтобы содержать возможность описания своими средствами натуральных чисел, неизбежно будет неполной. То есть в рамках этой системы всегда можно сформулировать утверждения, ни истинность, ни ложность которых нельзя доказать, не расширяя систему.

Можно показать, что свод законов как формальный алгоритм, отделяющий законное поведение от незаконного, вполне удовлетворяет условиям Гёделя. А это значит, что каким бы замечательным ни был закон, обязательно найдутся очевидно антиобщественные деяния, которые тем не менее не будут запрещены буквой закона. Просвещённый европеец предложит в этом случае уточнить закон, явно объявив такое преступлением. Одна беда — новый закон по-прежнему останется «дырявым». Придётся вносить новые исправления.

Рано или поздно размер закона просто превысит возможности памяти любого отдельного человека. Собственно, именно это мы и наблюдаем.

Интересно, как можно соблюдать закон, если его нельзя даже запомнить (я уж не говорю — понять)?

Об антивирусах, капиталистических рынках и технологических тупиках

Апрель 22, 2010

Эта заметка навеяна вот этим сообщением.

(more…)

О безработице.

Февраль 20, 2010

Прочитал на сайте «Рабкора» статью «Грани безработицы». Хотел ответить в комментариях, но понял, что развёрнутый ответ тянет на полноценную статью, а у них там размер комментария ограничен. Поэтому пишу здесь. Ниже сам текст комментария.

Насчёт безработицы полную пургу несут как капиталисты (эти-то — понятно, почему), так, увы, и многие социалисты.

Совершенно очевидно, что безработица будет расти, и от этого никуда не деться.

Причина проста: с развитием технологий растёт производительность труда. Труд одного человека становится способен удовлетворить потребности всё большего числа потребителей. Разумеется, можно изобретать всё новые потребности, стимулировать «потреблятство», как это делает современный Запад, но это — только временная отсрочка. Причина опять-таки понятна: физические возможности человеческого тела по потреблению как материальных ресурсов, так и информации, ограничены. Рано или поздно рост производительности труда обгонит рост населения.

Так что безработица неизбежна, и предотвратить её можно только ценой искусственного снижения эффективности. (И дай Бог, чтобы это снижение было не за счёт замедления прогресса!) Именно так поступали в СССР. В цехе, где я сейчас работаю, на одном из участков вместо нынешних 3 человек «трудились» около двух десятков. Понятно, чем такое решение плохо — фактически, ради имитации полезного труда у людей кралось их свободное время.

В рыночной экономике дела обстоят ещё хуже. Гипертрофированный паразитический сектор (все эти «сферы услуг», юристы, консультанты, менеджеры, офисные работники, банкиры, чиновники и бюрократы) в экономиках развитых стран (России в том числе) — это та же самая схема с имитацией труда, только сложившаяся стихийно. К недостаткам советского решения здесь добавляется ещё одно: при кризисах этот сектор «падает» в первую очередь. Так что даже социальных гарантий, как в СССР, эти люди не получают.

На некоторое время передышку может дать управляемое снижение производительности труда, не замедляющее прогресс. Я говорю о законодательном сокращении продолжительности рабочей недели и увеличении оплачиваемых отпусков. По этому пути, кстати, хоть и слишком медленно, но всё-таки идёт и Евро-Атлантика, и Россия. Но и здесь есть предел, дальше которого сокращать занятость будет бессмысленно.

Так что рано или поздно проблема безработицы встанет в полный рост.
На мой взгляд, правильное решение — не искать способы борьбы с безработицей (это всё равно, что бороться с ветряными мельницами), а бороться с тем негативом, который сейчас несёт безработица. Придётся признать, что ситуация, в которой большая часть населения — безработные — абсолютно нормальна. Что это не «лузеры», не люди второго сорта, а основная часть общества. Что эти люди должны иметь такие же права на доступ к благам, созданным трудом общества, как и те, кто непосредственно вложил свой труд. Лучшим решением мне кажется та самая «уравниловка», против которой так восставали в «совке». Ведь одинаково несправедливым кажется ущемление в уровне потребления как того, кто трудился, по сравнению с иждивенцем, так и безработного, лишённого возможности трудиться не по своей вине. Заметьте, кстати, насколько обычными являются одновременно обе эти несправедливости в экономике свободного рынка!

Ещё одна проблема, которую надо будет решать, лежит в области психологии и социологии. Работа — это социальные связи. Сейчас
мы проводим в рабочих коллективах большую часть сознательной жизни.
Человек, лишившийся работы, выпадает из привычного социума. Это — трагедия. Вам почти наверняка из опыта личного общения известны истории, когда здоровые и крепкие люди буквально «сгорали» всего за несколько лет, а то и месяцев, оказавшись на пенсии. Не знаю, как именно будет решаться эта проблема, понятно только, что без изменения современного социального уклада здесь не обойтись.

О понятии «равновесной» цены

Декабрь 20, 2009

Кривая спроса, кривая предложения. Каждый, наверно, помнит эту картинку из учебника по экономике. Больше цена — у продавца будет стимул произвести больше товара. Цена меньше — покупатель захочет купить больше. В точке пересечения двух графиков — равновесие.

На первый взгляд, всё логично. Но есть одна «засада». В какой системе рассматривается этот пресловутый баланс? Это же взаимодействие одного покупателя и одного продавца! Кто сказал, что выводы из рассмотрения такой предельно вырожденной системы можно автоматически переносить на реальные рынки из многих участников?

Вначале я просто искал пропущенные аргументы — ну не могли же ведь умные либеральные дяди допустить такой косяк в рассуждениях, это же ведь самая основа экономических теорий, рассматривающих свободные рынки! Наверняка основания есть, просто в учебники они не попали, а я по молодости и неподкованности в экономикс пропустил что-то важное 😉

Пока не понял одну, в сущности, очень простую вещь — само понятие равновесной цены на свободном рынке содержит в себе противоречие. Потому что свободный рынок (как и большинство замкнутых систем, охваченных положительной обратной связью) равновесным быть просто не может.

Привет, господа либералы! Как там у классика было? «Поздравляю Вас, гражданин, соврамши!»? Не первый раз, надо сказать…

Преступление В. В. Путина

Декабрь 13, 2009

До недавнего времени считал, что самая большая ошибка тогда ещё президента — плоский подоходный налог. Сейчас же считаю, что отказавшись год назад «с оказией» национализировать промышленность, премьер вместе с президентом совершили преступление.

Silverlight OS?

Ноябрь 20, 2009

Microsoft показала предварительную версию четвертого Сильверлайта всего через три месяца после выхода «тройки». Список нововведений впечатляет.

Но одно из них показалось мне особенно интересным. Это html-рендерер. Возможность иметь браузер в браузере кажется полной бессмыслицей. Но это только если рассматривать Silverlight лишь как браузерный плагин.

С самого начала, как только Microsoft объявила о создании (тогда ещё под названием WPF/e) этого продукта, было ясно, что быть всего лишь заменой адобовскому Flash-у для него слишком мелко. Это как из пушки палить по воробьям. Потенциал, заложенный в технологию, намного перекрывает такое применение. Но вот, кажется, пришёл настоящий соперник. Google выпустила операционную систему «нетрадиционной ориентации».
Так что ждём сабж, товарищи?

О золотом стандарте

Ноябрь 6, 2009

Во всех учебниках по экономике написано, что с 70-х годов прошлого века, когда мировые валюты перешли на «плавающие» курсы и отказались от обеспечения золотом, в мировых финансах настала новая эра. Всю свою многовековую историю человечество жило с «реальными» деньгами, а 40 лет назад произошло качественное изменение — деньги стали «виртуальными». Из «товара» превратились в «бумажки». Это объяснение выглядит так правдоподобно, что не оспаривается обычно ни «правыми», ни «левыми». Даже Анатолий Вассерман выступает за возврат к золотому обеспечению — дескать, причина нынешнего кризиса в «виртуальности» валюты.

Но так ли уж верна эта «очевидная» точка зрения?

Я наберусь наглости утверждать, что никакого качественного изменения 40 лет назад не произошло. Золотые деньги по большому счёту не менее «виртуальны», чем «бумажные» или «электронные».
Давайте задумаемся, почему в качестве товарного обеспечения платежей были выбраны именно «благородные» металлы. Да, понятно, что они относительно редки, трудны в добыче, а потому их довольно сложно эмитировать в оборот. Всё это правда, и это есть во многих учебниках. Но есть одно свойство, которое роднит золотые монеты с бумажными долларами. Они так же бесполезны в реальном хозяйстве. Золото не съешь, на хлеб не намажешь. Да, оно издавна применялось в медицине, но объём такого его применения совершенно ничтожен. Всю историю золото (и серебро тоже) применялось в основном как украшение. То есть, как вещь в общем-то бесполезная. Именно поэтому оно и смогло стать платёжным средством. Ведь товар, применяемый в качестве платёжного средства, средства оборота и накопления, автоматически исключается из потребления. Позволить себе такое с реально полезным товаром, тем товаром, который в дефиците, человечество просто не могло.

И только несколько десятилетий назад золото и серебро стали настоящими товарами, а не просто символами стоимости. А, значит, применять его в качестве валюты стало слишком накладно.