Об одном довольно активно пропагандируемом заблуждении

Мне неоднократно встречалось противопоставление формального свода законов и неформальной морали или «понятий». Часто утверждается, что полноценным законом является только закон, в письменном виде регламентирующий разницу между допустимым и недопустимым поведением. «Всё, что не запрещено — то разрешено». Ещё один шаг — и вот уже объявляется ущербность русского народа по сравнению с остальными европейскими нациями. Ведь русские скептически относятся к формализму закона («закон — что дышло» и т. п.), предпочитая какую-то невнятную мораль. Ну не дикари ли?

На самом деле дело обстоит с точностью до наоборот — именно русские обладают более развитым правосознанием и гораздо лучше среднего европейца понимают роль законодательства в обществе и возможности (точнее, принципиальные ограничения) формальных регламентов в реальности.

Давайте рассмотрим несколько идеализированный случай — закон, который не создавался с тем, чтобы быть заведомо невыполнимым. Его единственная цель — служить правилами поведения в обществе. За кадром оставим классовую борьбу, противоположность интересов разных групп, коррумпированность и просто некомпетентность законодателей и прочие не столь принципиальные в данном контексте мелочи. Пусть будет идеальный логически последовательный и непротиворечивый закон. И столь же идеальные граждане, которые всегда стремятся поступать по закону и никогда не поступать вопреки закону. Так вот, даже в этом идеальном случае европейская «праволиберальная» модель не работает.

Австрийский математик Курт Гёдель доказал, что любая логически непротиворечивая формальная система, достаточно сложная, чтобы содержать возможность описания своими средствами натуральных чисел, неизбежно будет неполной. То есть в рамках этой системы всегда можно сформулировать утверждения, ни истинность, ни ложность которых нельзя доказать, не расширяя систему.

Можно показать, что свод законов как формальный алгоритм, отделяющий законное поведение от незаконного, вполне удовлетворяет условиям Гёделя. А это значит, что каким бы замечательным ни был закон, обязательно найдутся очевидно антиобщественные деяния, которые тем не менее не будут запрещены буквой закона. Просвещённый европеец предложит в этом случае уточнить закон, явно объявив такое преступлением. Одна беда — новый закон по-прежнему останется «дырявым». Придётся вносить новые исправления.

Рано или поздно размер закона просто превысит возможности памяти любого отдельного человека. Собственно, именно это мы и наблюдаем.

Интересно, как можно соблюдать закон, если его нельзя даже запомнить (я уж не говорю — понять)?

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s


%d такие блоггеры, как: